.

Суть поста

Формы воздействия поста на человека очень многообразны, но главное влияние оказывает сама его физическая основа — ограничение в пище.

Пища творит тело, а тело — это обитель души. Неудивительно, что все религии мира придавали большое значение посту в нравственном его значении.

Православная Церковь учит, что пост необходим человеку для спасения. Он творит такую душевную жизнь, которую совершенно невозможно достичь другим путем. Не случайно, что точная регламентация питания дается вместе с чином Великопостного богослужения (в специальных книгах Типикон и Триодь постная). Можно сказать, что в период поста трапеза является как бы продолжением церковной службы.

Нынешний образ монашеского поста основан на древнейшей церковной практике и восходит приблизительно к VIII веку. Нормой было признано скудное питание, состоящее из хлеба и воды, либо нечто, близкое по простоте к этому - произрастающее на земле. Есть такую пищу нужно было раз в день за ранним ужином. Последующая вековая разработка великопостного устава касалась только различных мелких подробностей.

Монастырский пост

Правила постаНаиболее общие монастырские правила пощения перед пасхой таковы. Совершенное голодание на протяжении всего дня необходимо только для трех дней Великого поста: в "Чистый" понедельник и вторник и в Великую Пятницу. В другие дни первой недели, до пятницы, а также с понедельника до пятницы второй и шестой недель предписывается сухоядение, то есть употребление в пищу хлеба, воды и овощей один раз в день — вечером.
Можно есть и вареные овощи, но только без постного масла. Также постятся и в первые четыре дня Страстной недели, а также в Великую Субботу (только без овощей). Во все же субботние и воскресные дни поста разрешается настоящая вареная пища с постным маслом ("варение с елеем") и вино (последнее разрешено и в те дни, на которые падают торжественные воспоминания или в которые совершаются очень длинные службы). Рыбу можно есть на протяжении Великого поста только на праздник Благовещения (если он не приходится на Страстную неделю) и в Вербное воскресенье. Такая диета соблюдалась обычно на общемонастырской трапезе, но кроме этого каждый монах мог иметь индивидуальные, более строгие или более облегченные правила соблюдения поста, в зависимости от указаний своего духовного руководителя.

Современные правила поста.

Действующий в русской церкви нынешний устав, по мнению исследователей, относится приблизительно к XIV столетию. Важно отметить, что этот устав был разработан также для монахов. В связи с тем, что отдельного великопостного устава для мирян не существовало, миряне на Руси постились по правилам близким общемонашеским .
Так как в Великий пост была запрещена даже рыба, растительная пища представляла собою большое разнообразие.
Вот что мы читаем в одной дореволюционной книге: «употребляли в пищу кислую капусту, свеклу с растительным маслом, пироги с начинкою из растительных продуктов, каши с растительным маслом, кисель из овса, оладьи с медом, хлеба с грибами и с пшеном, любые грибы, разные блюда из гороха, хрен, редьку и всевозможные овощные блюда: компот из овощей и кутью. К пище добавляли пряные приправы, лук, чеснок и шафран».
Но, даже при таком многообразии, не каждому по силам вынести пост. Поэтому позднее, правила поста для мирских людей существенно упростили. К примеру, возбраняется употреблять рыбу только в первую, четвертую и седьмую недели Великого поста. А в определенных случаях воспрещается, только мясо, молочные продукты и яйца. Правила поста лучше предварительно обсудить своим духовным наставником, он определит их индивидуально, в соответствии с вашими духовными и физическими возможностями.

Строгий пост

Следствием древних, более строгих правил поста, является порядок великопостного богослужения: в понедельник, вторник и четверг не служат литургии Прежде освященных Даров, так как на них неизбежно вкушание Св. Даров. (По строгим правилам полагалось полное голодание в течение первых пяти, а не двух дней поста).

Совершенно не принимать пищу в течение трех или пяти дней кажется необыкновенно суровым требованием со стороны церкви. Но люди, хорошо знающие церковную историю, воспринимают это естественно: это обычный прием древних постников. Христианину предлагается раз в год испытать этот прием на себе и, таким образом, познакомиться с целою областью духовных переживаний, другим путем безусловно не достижимых.
Можно еще добавить, что современные люди часто идут и на более рискованные ограничения своей плоти, отнюдь не из религиозных мотивов. Суть поста во всей своей полноте каждый человек может ощутить только испытав это на себе. В одной из книг о Великом посте начала нашего столетия автор приводит рассказ набожного человека из мирян интеллигентного круга, который решил поститься по всем строгим правилам. Опыт, обретенный этим человеком, потряс его душу совершенно неожиданными результатами.

"Рассказчик решил в течение пяти дней каждой недели Великого поста питаться только чаем и хлебом раз в день в обеденное время или вечером. Наиболее тяжелые были, конечно, первые дни. На третий день почувствовалось такое истощение, что руки и ноги отказывались служить. Но дальше стало легче. Только в обычные часы еды было очень тяжело. Но то собственно был не столько голод, сколько желание самого процесса еды, наслаждение, связанное с этим процессом. Для постника обнаружилось теперь, насколько наполняет собою процесс питания жизнь человека. Он заметил, что до сих пор весь его день складывался в сущности из ощущений, связанных с процессом питания (конечно, если что-нибудь другое в известный день не завладевало всем существом). Главных ощущений, заметил он, доселе у него было два, чередовавшихся с непрерывностью: после принятия пищи в душе доминировало чувство насыщения; когда же оно потухало, на смену ему тотчас являлось чувство легкого голода; последнее чувство было не менее приятно, чем первое, так как соединялось с перспективой скорого насыщения. Когда теперь пришлось вырвать эту область ощущений из души, в ней оказалась страшная пустота, которую долго ничем нельзя было заполнить, никакой душевной работой. Горько и досадно становилось за такой глубокий материализм человека, незамечавшийся доселе.

Самочувствие в первые дни поста было очень тяжелое. На ум не шло ничто: ни занятия, ни чтение, ни, тем более, молитва. Возмущалась и бунтовала плоть, требуя всех сил души на свое усмирение. Постник с грустью замечал, что даже трогательные песнопения великопостных служб, которые всегда проливали сладкое умиление в его душу, теперь холодно ложились на нее. Казалось не хватало в теле соков, и душа поэтому, стала черства, суха. "И каким образом подвижники могли называть пост крыльями молитвы?" - приходило на мысль... Томительно и скучно тянулись дни... В душе было так черство и пусто, что постник боялся анализировать ее. Ему казалось, что наполнена она одним противным чувством — томлением по "мясам египетским".

Человек склонен к преувеличениям и в самоосуждении. Когда постник стал внимательнее всматриваться в то, что происходило теперь у него в душе, он убедился, что не один голод и томление по явствам наполняет душу его. На общем фоне этих невысоких ощущений он уловил одну постоянную, можно сказать неотвязную мысль. Мысль эта была мысль о Боге.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Привыкнуть можно ко всему. Можно привыкнуть питаться куском хлеба и стаканом воды в день. Привык и рассказчик мало-по-малу к своей скудной трапезе. Сравнительно немного понадобилось и времени для этого: не более, как недели через две своего строгого поста он почувствовал, что этот пост перестает тяготить его... Сравнивая себя теперешнего с собою прежним, он мог заметить одну перемену. В нем не появлялось теперь никогда того игривого, самодовольного настроения сытого человека, которое так неприятно поражает в другом.
Это то настроение, при котором человек отдается сладкой истоме покоя, ничего неделания, легкого чтения и т.п. Ко всему этому он чувствовал себя теперь совершенно неспособным. Ему казалось, что в его организме теперь не было тех лишних соков, которые порождают это самодовольство. Ему казалось, что соков жизненных сил у него осталось ровно столько, сколько нужно, чтобы тело слушалось души... Он понял теперь, почему св. подвижники считали пост первым условием так называемого "духовного делания". Он убедился, что пост, действительно, "истончает" тело и окрыляет душу. ...Ему открылись глаза на себя. Он сделал себе правильную оценку, и невысокой оказалась эта оценка. Желание переделать себя стало главным в душе.
Правда, не умерли в душе ее страсти: они давали так же остро, как и ранее чувствовать себя. Но центр тяжести душевной жизни переместился с этих страстей на то, что есть в душе божественного и небесного. Изменилось как бы целое миросозерцание".
Заканчивается рассказ описанием одной минуты, вознаградившей постника за все лишения, которая не повторялась в его жизни более никогда, — так она была блаженна!
Это случилось на Страстной неделе, во время службы утрени Великой Субботы. Впервые его посетили настоящие слезы умиления, те сладкие слезы восторга» о которых он знал только по книгам аскетики. В храме читался стих так называемой "статии первой похвал":
Только теперь рассказчик понял всю глубину и красоту этого места службы, "...изображаемая здесь любовь Христа и глубина падения человеческого, завлекшая в ад Самого Бога, предстали сознанию в такой яркости и силе, так задели душу, что нельзя было удержать слез ".

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Рейтинг@Mail.ru

Мы ВКонтакте

Яндекс.Метрика
Top